Skip to content

Кино: «Одинокий мужчина»

Март 21, 2010

«Я не воспринимаю себя как гея. Это, отнюдь, не означает, что я не гей. Просто моя сексуальность не определяет того, кем я являюсь», — говорит Том Форд без тени иронии в голосе. Форд построил империю моды в Gucci. Когда компанию Yves Saint Laurent приобрела Gucci в 1999 году, Том кардинально перестроил весь бренд. С тех пор он также запустил собственную линию мужской одежды и аксессуаров под именем Tom Ford. Красной нитью через всю лего карьеру проходит понимание желания людей подчеркнуть и выделить свою сексуальность.

«Не только гей-аспект книги Кристофера Ишервуда вдохновил меня на создание фильма «Одинокий мужчина». Это был общечеловеческий аспект, понятный для всех», — продолжает Том рассказ о своем режиссерском дебюте. Фильм был номинирован на Золотого льва на Венецианском фестивале кино, получил Queer Lion prize на Венецианском фестивале, а Колин Фёрт выиграл звание лучшего актера.

«Если меня попросить назвать 10 вещей, которые наиболее точно описывают меня, то сексуальная ориентация не окажется среди них. Мне кажется, что Ишервуд считал так же. В его работах много персонажей гомосексуалов, поскольку работы во многом автобиографичны. Но ориентация никогда не является центральным моментом. Это то, что мне всегда нравилось в его произведениях – особенно, когда я был моложе и пытался разобраться в себе – то, что он не заострял на сексуальности такое пристальное внимание. Это был достаточно необычный подход в то время. Если честно, я не думаю о своей сексуальности совсем. Может быть, это связано с тем, что я принадлежу к тому первому поколению, которое пожинает плоды борьбы геев и лесбиянок за свои права».

История, рассказанная в «Одиноком мужчине», повествует о профессоре колледжа, 58-летнем Джордже, котрый пытается справиться с горем после смерти своего пожизненного любовника Джима. Решение экранизировать книгу в качестве режиссера и сценариста (совместно с Дэвидом Сиэрсом) стало попыткой заявить о себе как о художнике, а также попыткой пережить собственное горе – потерю себя.

«Я проходил через похожие испытания, что и Джордж в книге: серьезный кризис среднего возраста», — рассказывает Форд. — «Оглядываясь назад, я могу сказать, что моей жизни не хватало духовного наполнения. Я был увлечен только материальными благами, которых у меня было в изобилии. Слава, отличный партнер рядом, куча домов, тонны денег. Я мог наслаждаться всем, чем хотел: часто это означало много сигарет и водки, что я прекратил. И вот мне ударило 40 лет. Я все еще работал в Gucci до 43 – и тогда я вступил в этот кризис среднего возраста. Всю жизнь я боролся с депрессией. Никогда не говорил лб этом на людях, потому что… вот так…»

Форд делает паузу и берет себя в руки. «Я не из таких нытиков. Когда кто-нибудь заходил ко мне в офис и спрашивал, как дела, я всегда отвечал «Все замечательно!» На самом деле все было не так. Эмоциональные переживания заставили меня осознать, что моя жизнь была лишена духовности. Я всегда полагался на внутренний голос, который вел меня по жизни, а потом я заставил его замолчать. Я получил воспитание в пресвитерианских традициях, затем ходил в католическую школу в Санта Фе, но ассоциирую себя с Таоизмом. Именно поэтому книга так повлияла на меня: возвратила мне веру в необходимость чего-то большего в моей жизни. Самый первый раз я прочел эту книгу в 20 с чем-то лет, когда меня познакомили с Кристофером Ишервудом».

«Мне кажется, что водка и сигареты мне нравятся, потому что мой первый поцелуй с парнем был с Иэном [Фалконером], а от него пахло водкой и сигаретами», — вспоминает Форд. — «Я и не знал, что меня тянет к парням, пока не поцеловался с ним. Иэн был не только моим первым поцелуем, но и моим первым оральным сексом, когда я делал ему минет на заднем сиденье такси по дороге домой из Studio 54. Это было такси Checker cab, конечно же.» Жаль их больше нет: задние сиденья были настолько большими, что по дороге домой там можно было позволить себе подобные шалости. Одним из автобиографических моментов, которые Форд привнес в фильм, стала фамилия Джорджа: Фалконер.

Продолжаяя тему, Том рассказывает дальше: «В фильме есть момент, когда Джордж после принятия мескалина хочет сбрить себе бровь – это случилось с Иэном и со мной, когда мы ехали к Дэвиду в гости. Однажды мы с Иэном приняли мескалин перед тем, как идти на вечеринку в Studio One. В итоге я сбрил себе бровь. Тогда в 20 с небольшим, когда я читал книгу, я прямо влюбился в Джорджа.

Меня всегда тянуло к более старшим и серьезным мужчинам. Когда нас с Ишервудом познакомили, я просто был одержим им. Затем через 20 лет, когда я прочитал книгу снова, она подействовала не меня на совершенно другом, более глубоком уровне. Я понял, что эта книга рассказывает о фальшивом восприиятии себя. Первая же строчка заставила меня задуматься: ‘Waking up begins with saying am and now.’/ ‘Пробуждение начинается с осознания себя здесь и сейчас.‘ Основная мысль книги – отпустить прошлое и жить в согласии с настоящим: как раз то, с чем я боролся сам в тот период своей жизни. Я больше не был влюблен в Джорджа, но чувствовал, как будто я и есть Джордж – как по складу ума, так и по ощущениям. В этот фильм я вложил столько себя, что это стало моим очищением и освобождением.»

Несмотря на то, что игра Колина Фёрта и Джулианны Мур заслуживает всяческих похвал, многие любители и защитники творчества Ишервуда имеют все основания не быть довольными некоторыми изменениями, которые внес Форд. Однако Дон Бакарди, самый главный защитник Ишервуда и его партнер, одобрил фильм, и сказал Форду, что сам Ишервуд (который умер в 1986 году) оценил бы экранизацию.

Форд сделал Джорджа немного моложе в его 52 года и менее неряшливым (да что уж там говорить – просто шикарным!) Более того, Джордж выглядит похожим на Ива Сен Лорана. «Кто-то говорил мне, что он напоминает молодого Майкла Кейна», — говорит Форд. — «Ив Сен Лоран мне даже в голову не приходил. Вообще, Колин выглядит мужественно, а Ив Сен Лоран несколько женоподобен».

Очень интересно проследить связь между вкладом Форда в сценарий «Одинокого мужчины» и его же вкладом в модные дома, где он работал, в частности Yves Saint Laurent.

«Я не помню большую часть своей работы в Yves Saint Laurent, хотя уверен, что мои лучшие коллекции вышли именно там, кроме самой первой черно-белой. Она оказалась не очень успешной и не очень хорошей. Работа в Yves Saint Laurent принесла столько негативных переживаний, несмотря на то, что бизнес процветал. Yves и его партнер, Pierre Bergé, — очень сложные люди в работе, злобные, превратили мою жизнь в кошмар. Я до этого часто бывал во Франции и мне очень нравилась страна. Учился во французском колледже. Но когда я начал работать во Франции, тогда я возненавидел её. В офис заявляется финансовая полиция, проверяет, что сотрудники работают не более 35 часов в неделю. Это прямо нацисты какие-то, а не полиция. Они заявляются строем, а ты обязан их впустить. Начинают допрашивать мою секретаршу. Затем выписывают штрафы и вообще могут легко закрыть. Pierre постоянно их вызывал. Я никогда об этом не рассказывал, но то было тяжелое время для меня. Pierre и Yves – просто воплощение зла. Поэтому Yves Saint Laurent для меня больше не существует.»

Форд не приобрел ничего с распродажи собственности YSL в феврале 2009. «Господи, конечно, нет. У меня есть письма от Yves Saint Laurent, насквозь пропитанные желчью, что просто иногда даже не верится, что такое может быть. При этом не думаю, что он был под кайфом, когда писал. Мне кажется, он просто ревновал. Yves и я были друзьями до того, как я стал управлять компаний. Затем мы начали продвигать бизнес, и дела шли хорошо…он безумно завидовал…это словосочетание больше не существует в моей жизни.»

Вклад Форда в сценарий «Одинокого мужчины» включает такой момент, когда Джордж проживает день с мыслью о самоубийстве, а револьвер, который он извлекает из ящика стола, становится просто центральным фокусом фильма. Том убрал всех второстепенных персонажей, чтобы должным образом сконцентрироваться на Джордже и Кенни, студенте Джорджа и его преследователе. Роль Кенни исполняет Nicholas Hoult, игра которого вызывает странные ощущения: его нервное произношение – это результат нелегкого детства Кенни или самого Hoult’а? Или просто англичанин Hoult бьётся с американским акцентом? Он безумно, до боли, сексуален и вызывает симпатию. Форд также задействовал в фильме своих любимых собак: Ангуса и Индию. Партнер и любовник Форда, модный журналист Ричард Бакли, тоже появляется в эпизоде, а шутки и остроты Ричарда звучат из уст Джорджа. В фильме есть сцена, которой не было в книге: эпизод с испанским сутенером в винном магазине – одна из самых визуально насыщенных сцен. Любовь Форда к архитектуре, стилю и моде тоже добавляет визуальной выразительности. Действие фильма происходит в 1962 году. Картинка выглядит, как Mad Men от-кутюр. Вся амтосфера кажется пропитанной печалью и красотой.

«Для меня красота и печать очень тесно связаны,» — говорит Форд, еще глубже утопая в диване. — «Действительно красивые вещи очень печальны, потому что рано или поздно красота увянет. Когда я вижу потрясающе красивого 20-летнего парня или девушку, меня наполняет печать. Может быть, они есть красивые именно потому, что это не вечно, а только состояние некоего перехода.»

«Я знаю, что я модный дизайнер, и когда я решил снимать кино, я задавал себе вопрос: «Кто захочет смотреть фильм Тома Форда? О чем я могу рассказать? Что я представляю собой?» Нужно быть честным с собой, я не не тот, кто живет в реальности. Я живу в своей собственной сверх-реальности. Если бы я жил в другое время, то работал бы на MGM. Кстати, Хичкок, мой любимый режиссер, не снял за свою жизнь ничего реалистичного. Еще мой любимый режиссер Wong Kar Wai. А любимые фильмы — The Diving Bell и Butterfly от Julian Schnabel. Этих режиссеров отличает особое видение вещей. У меня всегда было примерно то же.»

Форд уже упоминал Mad Men в сравнении. «Это чистая случайность, даже то, что я использовал голос Jon Hamm из Mad Men в озвучке. С этим сериалом нет ничего общего, кроме того, что действие и там, и там происходит в 1962 году».

«Когда до этого доходит, то понимаешь, что стиль без содержания ничего не стоит. Я не хотел сделать стильный фильм ни о чём. Именно содержание волновало меня, а стиль – просто средство для рассказа истории – ни больше, ни меньше.»

«Сейчас я счастлив, как никогда в своей жизни. После того, как я ушел из Gucci, я был в глубокой депрессии. Теперь же я могу сказать, что счастлив. И все же жизнь сложная штука, и часто люди остаются в одиночестве. Именно эта тема «Одникого мужчины» так меня потрясла, что в фильме я её немного развил – одиночество, которое чувствует человек. Однако самая важная вещь, по мнению Джорджа, и я сам так считаю, что помогает мне жить – это способность открываться людям. Это то, ради чего я живу – открываться другим.»

Про Форда говорили, что он боялся умереть, работая над фильмом до того, как тот будет завершен. «Это правда. Фильм для меня очень важен – не только его главная мысль, но и то, что я вложил столько себя в него. Когда я умру, по моим коллекциям одежды нельзя будет сказать ничего обо мне как о человеке. Но можно будет посмотреть фильм и узнать, кем я был».

Полностью здесь

Еще о Томе Форде тут и тут

Реклама
No comments yet

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: