Skip to content

Иан МкКеллен / Ian McKellen

Апрель 6, 2009

 

ian_0319В трейлере на краю съемочной площадки под аведуком в центре Кейптауна Иан МкКеллен, 69 лет, размышляет о славе и смерти и о том, что напишут в газетах, когда он умрет. «Наверняка что-нибудь вроде «Гандальф умер», — он говорит. Эта мысль веселит его. Не смерть, а мысль о том, что он, классический актер, имеет миллиарды фанатов по всему миру, большинству из которых всего лишь 12 лет. «Если вы проводите столько времени, как я, участвуя в прекрасных проектах, которые потом увидят всего лишь несколько тысяч человек, то работа в массовом сегменте развлечений без снижения собственной творческой планки…довольно заманчива», — говорит Иан. – «Вы становитесь частью культуры». Не то, чтобы Иан МкКеллен чурался славы, наоборот – он стремится «рекламировать себя людям, которые могли бы использовать мои возможности». Теперь можно сказать, что он перестарался в этом. «На сегодняшний день…все зашло намного дальше».

 

Иан МкКеллен вот уже большую часть своей жизни считается одним из великих актеров мирового масштаба. Однако в последние десять лет он прошел трансформацию от потрясающего театрального актера (с относительно небольшой аудиторией) до звезды большого экрана глобального масштаба. В этом году МкКеллен играет Эстрагона в театральной постановке «В ожидании Годо» и на телевидении (в Америке и Великобритании) в римейке британского культового сериала 60-х гг «Prisoner». Он удачно сочетает высокое искусство с развлечением для масс в своей работе над «Хоббитом», четвертой экранизацией романа Толкина, где он снова появится как Гандальф. По словам самого актера, у него нет никакой секретной стратегии для совмещения таких разных ролей и достижения успеха как у критиков, так и у широких масс. «Как еще я могу объяснить свою карьеру, если все, что я делаю — это просто приятно провожу время и надеюсь, что другим людям нравится, что я делаю?» — спрашивает он. Результат — решение продюсера «Заключенного» Тревора Хопкинса, о котором только и может мечтать каждый актер, «Иан может делать все, что он считает нужным».

 

Давным-давно, когда Хилтон было просто название отеля, а Большой Брат – персонажем книги, существовали сцена  и игра – и целое поколение британских актеров, для которых эти вещи были смыслом жизни. В маленьких провинциальных театрах Англии в 60-е годы можно было увидеть на сцене Judi Dench, Michael Gambon, Ben Kingsley, Vanessa Redgrave или Patrick Stewart. Все они родились или выросли во время Второй Мировой, многие – в северных районах Англии, и все были одержимы одной стратью. Стюарт, 68 лет, вспоминает» «Все, что мы хотели — это играть на сцене замечательные пьесы с потрясающими актерами. Мы провели на сцене годы в пьесе за пьесой».

 

МкКеллен был лидером среди этих актеров. В 1961 году он закончил Кэмбридж. Не имея никакого формального театрального образования, он умудрился попасть в британский региональный театр и остался там на десятилетия. «Я брался за ту работу, которую другие не хотели делать. Я хотел научиться играть на сцене и делал это на ходу». К 70-м гг МкКеллена и его современников часто можно было найти в одном и том же месте: Royal Shakespeare Company в Стратфорде-на-Авоне, где родился Шекспир. Именно там в 1976 году на голой сцене в небольшом заведении под названием The Other Place, где могли поместиться только 150 человек зрителей, МкКеллен и Денч поставили два блестящих спектакля всех времен. «Без антрактов и перерывов», — рассказывает Денч о «Макбете». – Не обычное представление, которое можно ожидать. Простые черные костюмы, простые декорации на маленькой темной сцене. Мы все стояли вокруг оранжевой коробки». Спектакль, по словам Денч, был «прорывом». Минималистичная постановка режиссера Тревора Нанна позже была подхвачена другими имитаторами. Об игре МкКеллена позже известный критик Бернис Килман написала: «Никакой другой актер не смог бы так передать экзистенциальные муки человека, выбравшего зло». 

 

За всем этим должны были последовать слава, деньги и Голливуд. Но на самом деле мало чего изменилось для МкКеллена. «Я человек шекспировского театра», — так он комментировал свое решение остаться в Стратфорде. – «Нет ничего более мрачного и одновременно озаряющего, чем он». Royal Shakespeare Company переживал тогда свой «золотой» век. Концентрация таланта на квадратный метр возросла с приходом новых имен, как: Kenneth Branagh, Jeremy Irons, Charles Dance и Sean Bean. К тому времени ветераны театра разработали свод неформальных правил: принимать свое ремесло всерьез (или, по словам Денч, «дело жизни и смерти»); не принимать себя всерьез (Стюарт: «это смерть для творчества»); никогда не считать, что ты все знаешь (Денч: «абсолютно смертельно»). А также, если роль действительно хороша и если вы чувствуете, что сможете применить все, чему научились на сцене, то вы обязательно должны использовать возможность на телевидении или в кино.

 

Многие из них так и сделали – что принесло и признание, и славу. Кингсли был первым, кто сыграл в кино и взял Оскара за фильм «Ганди» в 1982 году. Стюарт примерил на себя униформу капитана Пикарда в «Стар Трек: Новое поколение» (1987 год). Денч сыграла главную роль в английском сериале ”A Fine Romance”, а затем М в фильмах про Джеймса Бонда, что принесло ей мировую известность, а 8-минутное появление в картине «Влюбленный Шекспир» принесло Оскара. 

 

МкКеллен не последовал за своими коллегами сразу. Несмотря на то, что он сменил Стратфорд на Лондон и Бродвей — где он получил Тони в 1981 за роль Сальери в «Амадее» — он оставался верен театру. В 1988 году МкКеллен признался в своей гомосексуальности на радио-передаче во время дебатов по поводу 28 пункта закона, который вводил некоторые ограничения в вопросах гомосексуальности в школах. Далее он выступил спонсором организации Stonewall, цель которой – защита прав геев и лесбиянок, а также организация маршей потеста в разных городах Европы. 

 

Именно участие в таких кампаниях и сделала МкКеллена известным среди широких масс. «Когда вы большую часть времени проводите на классической сцене, то теряете связь с тем, что происходит на улицах,» — рассказывал он потом. – «Когда я занимаюсь вопросами секс-меньшинств, я чувствую, что я часть этого мира, что могу изменить его. Это очень повышает самооценку». 

 

Воодушевленный, МкКеллен решил стать частью массовой культуры как актер. Он до сих пор играет в классическом театре и ездит по миру с такими ролями, как Петр Сорин в «Чайке» А.П.Чехова или Король Лир. Однако помимо этого он снимается и в блокбасерах, например, в роли Гандальфа в трилогии «Властелин Колец» или Магнето в «Люди Х», а также на телевидении: в самом популярном британском сериале «Coronation Street”, в сериале ”Extras” в роли самого себя гипер-гея и, конечно, в «Prisoner». 

 

МкКеллен говорит, что статус «звезды» позволил ему расслабиться как актеру. «Властелин колец» изменил мою жизнь», — говорит он. – «Это означает, что все, что я делал, чтобы стать хорошим актером, весь тот тяжелый труд наконец окупается. Люди приняли меня таким, каким я всегда хотел быть». Доказательством тому служит подход МкКеллена к выбору своих ролей: он может делать действительно то, что хочет – что само по себе можно рассматривать как хороший некролог, когда занавес упадет навсегда. 

Источник

Реклама
No comments yet

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: