Skip to content

Том Форд

Март 24, 2009

atommmmfordoptnz1Том Форд не собирался снимать штаны, но просто не смог удержаться. «Когда я увидел, как я смотрюсь в халате рядом с другими ребятами в душе, я понял, что выгляжу как-то не так», — вспоминает дизайнер обложки журнала Out. «Я стоял и думал: «Что я тут делаю в халате?», поэтому и решил, что нам нужно провести съемку еще раз, и на этот раз я разденусь и буду вместе со всеми — иначе ничего не получится». Он сжимает губы в улыбке, которая заставляет подумать о том, что это не первый раз в его карьере, когда нужно было добавить жару для съемки. В течение многих лет имя Тома Форда прочто ассоциируется с сексом: это такая комбинация до рези в глазах безупречного внешнего вида, его скандальных рекламных кампаний (на одной из последних флакон духов располагается в выбритой женской промежности) и той легкости и беззаботности, с которой он расправляется с ними. «Секс — это моя вторая натура», — объясняет он.- «Но никакая не одержимость».

Может, и не одержимость, но точно один из основополагающих принципов. Он вспоминает, как в самом начале своей карьеры ходил по пляжу Св.Бартса свершенно голый и плавал прямо перед носом редактора Vogue Анны Винтур. «Я с ней поздоровался, а затем подумал, может, мне стоит одеть чего-нибудь из одежды.» Это было время, когда его звезда только начинала свой восход. Хотя он больше не ходит голышом по пляжу («С возрастом я осознал, что след от загара создает впечатление более выпуклой задницы»), ему по-прежнему нравится человеческое тело. Тело для Форда — это холст для реализации своих фантазий. Иногда это приводит в некоторое замешательство: кажется, что, когда он смотрит на вас, то видит не того, кем вы являетесь на самом деле, а кем можете быть, если принять соответствующие меры. Его рассказ о встрече с художницей Джорджией О’Киф в Санта Фе, когда ему было 12 лет, очень поучительна: «Я тогда думал, что это с ней такое? Он вся морщинистая и без косметики. И почему у нее ногти не накрашены?».

Позже спустя годы человек, который создал новый образ американской женщины — накрашенные ногти, косметика и вся остальное — вернулся в дом О’Киф после ее смерти с целью приобрести скульптуру Александра Колдера, принадлежавшую Джорджии, и которую он видел в книге, будучи еще 10-летним мальчиком. «Как и все из моего поколения, заработав достаточно денег, я начал вкладывать их в искусство и покупал такие иконические вещи, которые повлияли на меня еще в детстве», — рассказывает он. Со временем Том стал более дерзким, способным на смелую оценку художников своего поколения, которое, собственно, и находится везде на ведущих позициях. В свои 46 Том Форд больше не использует такие устоявшиеся брэнды как Yves Saint Laurant или Gucci, чтобы сделать имя себе. В начале этого года он открыл магазин дорогого мужского белья в Нью-Йорке на Мэдисон Авеню, а в начале следующего года таких магазинов откроется 14. Интересно, потерял ли Том покой с тех пор, как ушел в одиночное плавание после стольких лет совместной работы? Конечно, говорит он, но он не страдает от этого. «Мне кажется, что иногда я выгляжу таким собранным и подтянутым, что люди думают, будто мне все легко дается — но это совсем не так», — говорит он. «Я много времени провожу в волнениях и заботах обо всех этих вещат так, чтобы их появление казалось само собой разумеющимся. Это постоянная борьба за то, чтобы оставаться на вершине или за право быть на вершине. Мне нравится выигрывать и быть первым — вот почему я выбрал тему бокса для фотосъемки. Каждый день на работе — это борьба, к которой нужно быть готовым».

Он обладает безупречным самоконтролем для борца. В ходе интервью он много рассказывает, но ровно столько, чтобы вам показалось, что он открыт, и постоянно думает о том, как будут его слова выглядеть в печати и могут ли быть использованы против него. Он проводит четкую границу между Томом Фордом-продуктом и Томом Фордом-человеком, о котором он говорит: «Я очень скрытен». Его отношения с бывшим редактором Vogue Homme International Ричардом Бакли, старшим его на 14 лет, длящиеся вот уже более 20 лет, заставляют сделать вывод о том, что его образ плэйбоя — всего лишь игра на публику. Когда он рассказывает о своей семейной жизни, это звучит так же тепло и уютно, как эпизод из сериала The Honeymooners: «Он стал моей семьей. Сейчас все по-другому, нежели когда мы встретились в первый раз. И я не собираюсь это выбрасывать из своей жизни.» Они даже изготовли вместе саркофаги, в которых их похоронят: «все равно мы все когда-нибудь умрем — так почему бы с этим не поиграть немного? Зачем вам нужен этот скучный гроб, когда можно быть похоненным с шикарном саркофаге из палисандрового дерева и гранита в Нью-Мексико?» Действительно, почему бы и нет.

Несмотря на отсутствие страха смерти («Я могу запросто представить мир без себя — я слишком незначителен»), Форд много думает о бренности жизни. Он только прошел свой кризис среднего возраста, накрывший его в день 40-летия. «Вдруг я понял, что прошло уже 40 лет, у меня есть все, чего я когда-либо хотел, и тем не менее не был полностью счастлив и доволен. Я подумал, неужели это все и больше ничего не будет? У меня был успех, любимый человек, собаки, дома и семья, и все-таки я чувствовал внутреннюю пустоту. Только недавно отошел от этого ощущения. Это прогресс. Есть замечательная фраза о том, что кризис среднего возраста — это когда ты забираешься на верх лестницы только для того, чтобы понять, что лестница стояла у не той стены. Дело было не в том, что внешняя сторона моей жизни нуждалась в изменении — дело было в изменении внутреннего ощущения и в примирении с настоящим.»

Том признается, что, прежде чем покинуть Gucci, он находился в поисках новых целей и волновался о том, что его нынешние друзья оставят его и будут считать человеком прошлого. «Моей жизнью тогда был Gucci, и Gucci был моей жизнью. Я работал по 24 часа в сутки до самого последнего дня, а затем — раз! — и мой календарь оказался пуст на неопределенное время, и я подумал, что же мне теперь делать? Это было радикальное изменение.» Несмотря на то, что он никогда не мог представить себе, что будет заниматься собственным проектом, теперь Форд признает, что это было естественным ходом событий. Недолгое пребывание в Голливуде принесло многообещающий кинопроект: он написал сценарий и собирается стать продюсером — но теперь опасается, что может сглазить весь проект многочисленными разговорами о нем, а затем кто-нибудь напишет на странице 6 New York Post, что кинокарьера Тома Форда пошла на спад…»

Жить в настоящем, похоже, является основой его бизнес-стратегии. Решение заниматься мужской модой основано на прагматическом подходе. Мужская мода меньше подвержена всяким перепадам и более постоянна, чем женская мода. «Я не хотел делать то же самое еще раз», — обясняет Том. «Я делал 16 коллекций в год и 8 показов в год, когда каждый раз мне приходилось изобретать колесо заново: новый фасон туфель, новые сумки, новый образ — причем все настолько мимолетно. Сейчас бизнес у меня совсем другой. Более медленный. Причем мода — совсем не самое главное, главное — качество. Так что у меня могут быть седые волосы, но я буду продолжать заниматься этим, и все будет иметь вполне конкретный смысл. Хотя Том не исключает полностью женскую моду из своего круга интересов, но впредь она будет подчиняться только его планам. «Мне кажется, пора бы уже кому-нибудь изменить сам процесс того, как работает женская мода, независимо от того, буду я этим заниматься сам или нет. Я просто боюсь того, что, если я снова сунусь в этот мир, то меня мнгновенно засосет так, что следующие 30 лет пролетят как одно мгновение, что, не успею я оглянуться, как мои платья будут висеть в каком-нибудь музее, а у меня не останется ощущения, что я на самом деле прожил жизнь».

Кто они покупатели в бутике Тома Форда, где срепка для денег может стоить несколько тысяч и где в витрине иронично выставлен цилиндр? Когда я ходил по элегантным примерочным бутика, то не мог не вспомнить Тайлера Брюле, основателя журналов Wallpaper и Monocle, который находится в вечном поиске идельного этого или безупречного того и который, наверняка, захотел бы купить рубашку всех 340 цветов, имеющихся в ассортименте. (Кто знал, что их будет так много?). Форд описывает своего среднестатистического клиента как человека, во многом похожего на самого себя, хотя на самом деле его интерес лежит в бурно развивающемся азиатском рынке. «В апереле я был в Пекине и Шанхае, где осматривал места для магазинов. Я бы так хотел, чтобы каждый американец съездил туда не берега реки Янцзы в Шанхае и посмотрел на те пейзажи, которые иногда настолько нереальны, что кажутся декорацией из фантастического фильма. Сразу чувствуешь себя таким незначительным. Вот, где все происходит, вот, где будущее. Оттуда Америка видится с совершенно другой перспективы.»

Несмотря на все неприятности, последовавшие за его заявлением итальянской газете во время нападения США на Ирак о том, что он стыдится того, что он американец, Форд не скрывает своего недовольства админисрацией Буша. Когда дойдет до этого дело, то он, скорее всего, отдаст свой голос Хиллари Клинтон. «Чтобы государственный механизм работал, нужно знать, как он устроен. Мне кажется, что она в этом эксперт. Кроме того, она хороший человек с правильными ценностями и убеждениями. Так что, чем больше я об этом думаю, тем больше склоняюсь в пользу Хиллари.»

untitled3Отлично понимая политический аспект вопросов, связанных с сексуальными меньшинствами — «Я не ограничиваю себя рамками своей сексуальности», — Форд, тем не менее, очень резко высказывается о дебатах об однополых браках. Он и Бакли даже думали о том, чтобы стать британскими подданными, чтобы иметь возможность регистрации своих отношений. «Мне нравится быть америкнцем, но меня бесит тот факт, что если я вдруг завтра умру, то 50% моей собственности отойдет государству, и только жалкие остатки — Ричарду. Если бы мы были гетересексуальной парой, то такого бы никогда не произошло.»

untitled1Форд сам не принимает себя всерьез и не ждет этого от других, но его жесткие рекламные кампании имеют четкий политический подтекст: хватит зацикливаться на сексе и сексуальности. Как и другие дизайнеры своего поколения, он считает 70-е временем сексуального освобождения и раскрепощения. «Я помню то время, когда было модно иметь друзей-геев или ходить в Studio 54, где парни могли трахаться — трахаться! — прямо у вас перед носом, а рядом стоит какая-нибудь принцесса и курит сигарету и пьет коктейль. Тогда это все было в порядке вещей, типа, я крутой, я неформал, и все здорово.» Он обезоруживает критиков, обвиняющих его в том, что он выставляет женщин в качестве неодушевленных предметов, аргументом, что он сам может быть выставлен таким же предметом. Если бы он был уверен в том, что его не будут преследовать за это, то он стал бы первым, кто поместил бы в свою рекламу больше пенисов. Естественно, та легкость, с которой он справился со съемкой боксерского сюжета для Out, свидетельствует о том, что фотограф привык находиться среди мужских тел. «Я похвалил их члены в душе», — вспоминает он. — «Я сказал одному парню, что у него классный член, но мой все равно больше, на что парень ответил, чтобы я сам встал под душ, а там бы мы посмотрели.»

out2_0_0_0x0_450x301Все это кажется настолько дерзким, что невозможно представить, как любой другой дизайнер говорит такое. На минуту даже кажется, что сейчас последует «я пошутил» или хитрое подмигивание, но потом понимаешь, что Том Форд, продукт и человек, одновременно и серьезен и вызывающ. «Если ты ведешь себя таким образом, но при этом уважаешь людей, я думаю, они это чувствуют», — считает Том.- «Они чувствуют, что я не собираюсь ни у кого из них отсасывать.» Он пожимает плечами. «Я просто не занимаюсь такими вещами».

Источник Out.com

Реклама
No comments yet

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: